June 9th, 2005

Хотеть в Хосту

Когда мне было лет восемь, в Хосту стали привозить мою двоюродную сестру Оксану. Будучи чуть младше, Оксана была и чуть непосредственнее более серьезного меня и вечно пыталась выпендриться. Например, однажды она придумала, что мы с ней вежливые и мы начали здороваться со всеми прохожими. Прохожие поначалу относились к нам благосклонно, приговаривали "ах, какие приятные дети, сразу видно, что столичные", но на второй день все-таки начали шарахаться. Мне тоже эта дурацкая игра порядком поднадоела, но убедить сестру прекратить её мне никак не удавалось. И тогда я сказал Оксане, што все люди с красными лицами-алкоголики, буйнопомешанные и разговаривать с ними опасно. А учитывая, что ровно половина населения Хосты действительно алкоголики с красными рожами, да плюс отдыхающие со сгоревшими, здороваться, по сути, стало не с кем.

Интересно вот тут по утрам ходить. Идешь, а тебе неожиданно улыбается незнакомая красивая девушка, по имени окликнет, а то и спросит участливо про здоровье. Ты улыбнешься, пройдешь и подумаешь, блин, наверно весело вчера было, хорошо хоть, што девушка приятная. А то вдруг крокодайл какой, измучишься потом весь, исстрадаешься...

На кораблике Володя Турчинский надувал грелку и она лопалась, а мы мечтали о том, чтобы он вставил Алешеньке Панину в жопу трубочку для коктейля, надул бы его и Панин бы лопнул, как эта грелка. Мы бы все, правда, в говне бы оказались, но ради такого зрелища ничего, потерпели бы. Лёшенька окончательно сбрендил от пьянства и вчера, когда я его фотографировал, неожиданно показал мне хуй. Хуй у Панина небольшой, выбритый и над ним вытатуирован какой-то банальный узор. Смотрите газету Ж.


Оказывается, можно целый день бухать, спать три часа, умудряться работать и не сходить при этом с ума.

Вчера ел акулу. Так себе.