June 11th, 2005

Пытаться в Хосту

Стоял я как-то, пьяненький, с сигаретой в зубах и пластиковой бутылочкой Смирнова в кармане на груди, в Самшитовой роще, смотрел на прекрасную Хосту со стометровой высоты и наслаждался неземной красотой её. Вдруг какой-то подлый камень, обидившись, вероятно, на то, что я не им восхищаюсь, выскочил из под нетвердой ноги моей и нарушил мое нестойкое равновесие. И ахнуть не успел знаменитый хиппи Ринго Зеленоградский, как летел вниз, прощаясь с жизнью. Летел я, цепляясь за лианы, пружиня о ломающиеся с треском стволы благородного, занесенного в Красную книгу, самшита, больно ударяясь корпусом о выступы скал. Шмякнулся на живот-бо-о-ольно, лежу, темно, страшно. Шевельнул рукой-ногой, цел вроде. Во рту прожеванная сигарета Лаки страйк, в кармане чудом уцелевший Смирнов. Дополз я до прозрачных вод речки Хостинки, полежал в ледяной прохладе, осмотрел организм. Кроме страшных синяков и слегка рваных ран, все в ажуре, водка помогла.
Папа, увидев такого меня, начал одеваться со словами "Не расстраивайся, сынок, щас мы этим уродам глаз на жопу-то натянем". А когда узнал, что не пизды я получил, а с Самшитки приземлился, уважение блеснуло в глазах его с поволокой...

Едем мы с Надей Михалковой в кабриолете, по ночному городу, смеёмся как дети. Останавливаемся в клубах разных, встречаем знакомых. Неожиданно-я прям растерялся-Наденька начинает меня целовать в губы. Блин, думаю, неудобно как-то, у меня же Алёна, детка,но Надю обижать нельзя, она же МихАлкова, надо ответить. Отвечаю тем же, а Надя как отпрыгнет, как засмеется. Хватает телефон и кричит "Ага! Я сейчас папе позвоню!" Проснулся в холодном поту, правда. Московский международный фестиваль неумолимо приближается.

Вчера практически не пил, сотка Ригала не в счет. Готовлюсь.

Говорят, во время позавчерашнего пьянства я поболтал с каким-то мужиком, а потом признался, что он-Гагарин. Что он не погиб, а строго засекречен. Интересно, это он допился, или я?

У Ольги Кабо красивая грудь.

Муж Ирины Лачиной устроил ей вчера сцену ревности, крича, что слишком долго и ласково она разговаривала со мной.

Сцена вечера-Хабенский танцует с девушкой из газеты Ж.

По фестивалю ходят люди и увидев меня требуют марихуану. Виной тому мои конопляные шмотки или прошлогодняя татуировка на башке, не знаю. Но марихуаны у меня нет, я честно говорю, что у меня только грибы, а они обижаются и не верят.

Завтра поеду в Хосту.