November 13th, 2005

Три

Холодно.
Цифровая газета, согретая десятком пролетарских, брошена в помойку.
- Здорова.
Газета осторожно выползла из помойки и направилась в мою сторону, время от времени останавливаясь и, кажется, озираясь.
Тишина.
Тишина.
Тишина.
- Новостей мало. Вот, прикинь, вышел альбом Кати Лель, снимки все мои.
Зимний целлофан одобрительно зашуршал.
[- Блин, Геныч, да ты крут! Проставляйся!]
Ветра нет.
Газета подползает ближе.
- Объектив новый вот взял. Старый, помнишь, в Сокольниках сто лет назад купили, без бленды, зато дешевле. 1 апреля, как щас помню! Напились тогда-помнишь-женили меня ещё, сволочи, разыграли...
Целлофан шоркнул дважды, не шелохнувшись даже.
[- Да, круто было. В ОГИ, я там тогда первый раз был. Ширик-дело хорошее. Тоже повод! По-писят!]
- Больше вроде ничего и не было. В Киеве, вот, был.
Тишина.
Тишина.
Тишина.
Газета подползла к ботинкам и остановилась.
- Соседей, гляжу, прибавилось...
[- Геныч, забей, хорош, нормально всё. Нормально...]
- Тебе там лучше штоль???!!! Лучше???!!!
Тишина.
Тишина.
Тишина.
- Холодно у тебя. Пойду я. Давай...(...звони, если што...)
Снова шорох, короткий, чёткий.
Газету и стебли в охапку, погасший фильтр туда же, пошёл.

Поговорили. Кажется.