March 30th, 2010

Боже, как красиво!

Tuesday, November 9, 2004

Закончился наш милый “Кинотаврик”, иссяк ручеёк добродушного глумления над детишками, актерами из “Бумера” и Борисом Грачевским. И Васю Горчакова больше не встретить нам в этом году на аллейке… И грибов не покушать под сенью цветущей пальмы…
Маслова скушала волшебный чай минут за 25 до меня и, пока я лихорадочно подъедал волшебную же солянку, уже нервно потирала вспотевшие, кинематографические ладошки.
- Что-то мне хуевато,- сказала Маслова. – Как-то мне не очень. Щас я, по всей видимости, упаду.
- Это тебе только кажется,- успокаивал как мог, я. -Просто надо двигаться.
И мы пошли покупать на набережную майки.
Маек было громадьё, на все вкусы и безвкусья. Присмотрев хаму-начальнику пошлейшую майку с сереньким котёнком с бантом на морде, я было собрался её приобрести, но повторилась уже привычная история-котик подмигнул. И зевнул каким-то адским перегаром. Помещение в секунду стало огромным и светлым, пылесос, изображающий на фартуке член неведомого безголового мужчины, угрожающе приподнялся.
Пулей вылетев на улицу, я осмотрелся. Рядом со мной стоял режиссёр Говорухин и напряжённо всматривался в моё ухо.
- Привет,-сказал я неожиданно радостно и невысоко подпрыгнул.- Станислав Сергеевич! С прилётом!
Говорухин вздрогнул и потянул ко мне свои коммунистические руки, но, видимо, передумал, в испуге шарахнулся и быстро засеменил прочь.
- Боже, как красиво!- крикнул я ему вслед, но он лишь ускорил шаг.
- Нам нужно сходить в кино,- сказала Маслова, разглядывая диковатую оранжевую майку с крысой. – Потому что я на работе.
Я не нашел, что возразить и мы, оторвавшись от заботливо опекающей нас компании, направились в кинозал.
На входе на нас странно посмотрела девушка Нина из дирекции и строго предупредила:
- По залу не бегать! Фильм идёт уже 15 минут!
А мы и не собирались, более того, войдя в зал и провалившись в кромешную тьму почевствовали, что нас накрыл ужас. На экране слева копошились дети, в зале справа они делали то же самое. Вдалеке светилась трибуна с усталым переводчиком класса “А” Василием Горчаковым.
- Я знаю места, – громко шепнула Маслова. – Там не так страшно.
Она вцепилась в меня ручонками и поволокла в сторону Васи.
Под Васей оказалось два сиденья, на которых я едва смог перевести дух.
- Хочешь шоколадную пасту?- сказал Вася и надолго замолчал.
Сиденье предательски заскрипело. Масловское тоже. Скрип раздавался на весь зал, дети, не в силах выдержать этот адский звук, зажимали уши руками и с воплями выбегали из зала. Нас это, почему-то, дико развеселило и мы засмеялись, силясь зажать себе рты и не допустить скандала. Дети, очевидно услышав странные утробные звуки, увеличили темпы исхода и вскоре иссякли. Зал абсолютно опустел.
Картинка на экране немного изменилась.
- Нет,- сам себе ответил Вася и я понял, что фильм иностранный, а Вася его переводит, а не разговаривает со мной.
Сдержав новый приступ смеха и поняв, что унять кресло я не в состоянии, я сполз на пол. Лидия Сергеевна спустя секунду стекла тоже. Кресла успокоились.
- Зря, – сказал Вася.
Отсмеявшись, я преодолевая робость, решил посмотреть на пустой зал и, осторожно повернув голову, чуть не заорал. Оказалось, что совсем рядом со мной сидит человек и укоризненно на меня смотрит. И зал, при этом вполне себе полный.
- Пойдём отсюда, а? А то очень страшно.
Масловой, судя по всему, в зале тоже было не по себе и мы бросились к другому выходу. Дверь, слава Богу, открыта, ура, мы на свободе…
Огромная, размером, примерно, с воскресный стадион Лужники, рекреация, располосованная мрамором розового цвета. Нет, зелёного. Нет, если приглядеться, то фиолетового.
В голове включается радио. ” А сейчас,-говорит радио,- по заявке обожравшегося поганок Авраменко, прозвучит песня группы “Пропаганда” “Фиолетовая пудра”.
Маслова растерянно стоит посередине рекреации и явно не знает, что делать дальше. Где-то вдалеке виден выход, но его охраняет красное кресло на трёх ногах. Маслова кресла не боится и предлагает идти к людям, но, когда я напоминаю ей про милицию, охраняющую кинозал, на своём предложении более не настаивает.
Мы идем исследовать мрачный закоулок.
В закоулке светло, но очень странно. На первой же двери висит табличка “Частная пивоварня Тинькофф”. Забавно, но несмотря на то, что мы точно знаем, что “Тинькоффа” здесь нет, наступает лёгкая паника. На следующей двери новая проблема-”Бюро переводов”. Я точно знаю, что если мы зайдем туда, то попадем к Васе в будку, хотя и понимаю, что это невозможно. И эта закрыта. Следующая дверь-новая табличка-”Комната охраны труда”.
- Сдаюсь. Идем туда, где менты, они нас сами испугаются, у нас аккредитация,- вздыхаю я.
Маслова часто кивает и несколько раз виновато произносит, что кресла она не боится. По лицу видно, что врёт.
Около дверей кинозала стоит режиссер фильма Sience Fiction, с которого мы только что съебались. Режиссер бельгиец, он нас знает, мы с ним ещё в аэропорту бухать начали.
Неудобно.
Мы тут же прячемся за фотовыставкой и, осторожно выглядывая, пытаемся пробраться к выходу. Режиссёр направляется к нам, а мы, в ужасе от предстоящей светской беседы, а точнее, от понимания того, что мы не в состоянии её провести, в панике несёмся прочь.
Прочь!
Милиционеры недобро смотрят нам вслед.
Режиссёр какое-то время бежит за нами по лестнице, но отстаёт, потому что мы Бэтмэны и догнать нас нереально.
Гуляем. Боже, какая красота! Море, чайки, дети из Беслана, скамейка, замечательная синяя скамейка! Она прилипла к моим рукам и долго не хотела их покидать, а когда покинула, то оставила на них тонну краски.
Жизнь прекрасна. Надо было есть 40.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Белочка

h2>Thursday, March 31, 2005</h2>

Замечательный вчера день был, что ни говори. Во всех отношениях отличный день. Поехал на нудный репортаж со съемок передачи “Дачники” и завис. На даче Цыбина повисел, понравилось, отправил водителя домой и начал , отснявшись, всячески отдыхать. Разжег мангал, лопатой разгреб снег. Шашлыка нажарили, покушали. В полуразрушенном ларьке купил невероятно вкусные вафли. В библиотеке хозяев обнаружил творение писателя Мартынова(“Детгиз”, 1957 год)”Каллисто”, про прилет инопланетян. Книжкой этой я в детстве страшно зачитывался, зачитался и вчера. Переосмыслил некоторые моменты этого научно-фантастического шедевра, например описание посадки корабля на конопляное поле. Секретарь обкома партии города Золотухино, с горем констатирующий гибель нескольких гектаров конопли… Полк солдат, дислоцированный на этом поле… Очень хорошая книжка.
Вдруг позвонил Гога и выразил желание со мной упиться вусмерть. На мои доводы, что я уже 12 Om du ikke har forsokt spilleautomater pa mobilen din burde du absolutt prove det! Du vil nok bli positivt overrasket over hvor dynamisk og enkelt det er! Dessuten gir det deg en mulighet til a v?re fleksiblel. дней не пью и вообще я хрен знает где по Новой Риге Гога обиженно сообщил, что в этом “хрен знает где” у него дача и он меня туда сейчас заберет. Так и пришлось мне развязать. По окончании второй бутылки, мы, вооруженные пневматическим пистолетом системы “Макаров”, пошли громить поселок академии наук. Аптека, улица, фонарь, бессмысленный и тусклый свет… Да нет там больше ни света, ни фонарей, все перестреляли, придурки. Стыдно страшно, надо сказать Гоге, штоб деньги занес в сельсовет.
Но наказание пришло, по крайней мере, ко мне. Утром я проснулся в гостевом домике на болотах от чьего-то пристального взгляда. Открыл глаза и увидел в окне серую, кривоватую на правый глаз белку. Что в эту секунду пронеслось в моей голове-описывать бесполезно. А самое приятное, так это то, что белка все-таки была, всамделишная! Я ее потом семечками потчевал, гадину.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Подарок

Monday, May 30, 2005

Перед встречей с хасидскими молодоженами с целью отдачи им дисков с фотографиями и получения кровью выстраданного вознаграждения меня разбил нервный тик. Пришлось успокоить себя чашечкой кофе и взять себя в руки.
Пришли на встречу к Макдональдсу на Китае вовремя. Учитывая, что они переносили её за сегодня уже три раза, похвально. Не ожидал.
- А вы первый раз были на еврейской свадьбе?
- Да.
- Понравилось?
- Ну…Это был интересный опыт,-уклонился я от прямого ответа и посмотрел на руки девушки, прячущей диски в сумочку. По моим предположениям, эти руки должны были сейчас достать 200 условных едениц. Но руки безжалостно захлопнули защелку. Я с надеждой посмотрел на мужа, похожего на персонажа фильмов Кустурицы. Приятный человек, деньги явно у него.
- Я там хорошенькая?
Ах, кокетка!
Я еще раз окинул взглядом опухшее от трехдневного пьянства(или что там у хасидов), без всяких следов косметики лицо новобрачной и честно сказал:
- Да.
И снова посмотрел на мужа. Муж улыбался и смотрел в небо, и, видимо желая привлечь мои воспоминания к той благословенной пятнице, полюбопытствовал:
- А угощенье вам понравилось?
- Нет,- снова удалось не соврать мне.- Я его не попробовал.
- Работал, бедненький,-разъяснила невеста.
- Не совсем,- начал нервничать я. – Просто мне никто ничего не предложил. Даже воды.
- Ой, – сказал муж. – Все были так заняты, так заняты. А мы особенно.
Повисла пауза. Я ощущаемым вожделением смотрел на его руки, которые и не пытались тянуться к портмоне.
Портмоне… Красивое слово.
- А вы снимаете портфолио? – поинтересовалась девушка.
- Нет! – быстро ответил я. Пожалуй, слишком быстро. – То есть снимаю, но звездам. Они платят больше.
- Кстати, – осмелел, наконец я. – А как у нас с расчётом?
- В каком смысле?
Я понял, что начинаю звереть. Кто знает, тот поймет – вывести меня из себя достаточно тяжело. И уж практически невозможно заставить меня самого попросить деньги.
- В том смысле, что вы должны мне деньги за съемку вашей свадьбы.
- Деньги? – искренне удивились молодожены.
- Двести долларов, – как можно более жестко сказал я. И тут же пожалел об этом, потому что персонаж из балканского кинематографа пошатнулся. Может я случайно сказал “две тысячи”?
- Двести…долларов…на дороге не валяются,- сдавленно предположил он.
- Точно, – подтвердил я. – Мне сказали, что я снимаю три часа и получаю двести долларов. Просто деньги очень нужны, поэтому согласился, – почти извиняясь сказал я.
И тут я понял. Я понял, что эти люди ВООБЩЕ не собираются платить мне деньги. И поэтому они не тянутся к сумочке и портмоне (нет, все-таки очень красивое слово), не спрашивают “вам доллары или рубли лучше”, в общем, именно поэтому нет того замечательного ритуала, ради которого все и занимаются халтурой. В воздухе запахло грандиозным наебаловом. Вытерпеть на трезвый и голодный желудок хасидскую свадьбу, потратить кучу времени на обработку фотографий, и не получить за это ни копейки?
Сердце защемило. Я вспомнил, как кто-то в редакции пошутил, что могут и не заплатить.
- Странно,- удивилась девушка. – А нам сказали, что вы – подарок!
- Я подарок? В каком смысле? Нет, я далеко не подарок. Я совсем не подарок. Вы там как-нибудь решите этот вопрос…
- Может завтра…
- Сейчас!
Вздыхая и причитая, сетуя на отсутствие телефона, на который надо позвонить и уточнить, с укором президентского лабрадора в вороных глазах, парочка отмусолила сотенными купюрами 5600.
Больше никогда.
Хотя раз в жизни было нужно. Чтобы понять всё окончательно.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Репутация

h2>Thursday, September 1, 2005</h2>

Пиздец репутации. Мало того, что Катрин Денев и еще несколько уважаемых Марков Рудинштейнов, Ситор Алиевых и Сергеев Лаврентьевых шумели, в мой адрес страшные вещи. Мало того, что несознательно Светку подвел(ПРОСТИ ЗАСРАНЦА!). Мало того, что Россия теперь на грани международного скандала с Францией, что следующий визит Денев под угрозой срыва. Мало того, что Гусеву звонить хотят. Мало того, что дирекция гостиницы Online casino вопрошает “и этот человек живет у нас???!!!”. Мало того, так ещё меня угораздило шататься ночью по Сочи с Шурой, одетым только в трусики “танга”, танцевать с резиновой куклой мужика в ночном клубе, отбиваться от жены Глеба Самойлова из “Агаты Кристи” и употреблять кокосы в одной туалетной кабинке с вышеупомянутым Шурой. На выходе нас обнаружила Беретта, которая на весь клуб восторженно заорала об этом. И стало тихо, и кровь прилила к моей голове. И начал странно посматривать на меня Сережа Лазарев. И налились гранитом глаза приятелей моих гетеросексуальных.
Я же говорю-пиздец репутации.
Хорошо хоть в Кобзона умудрился не вляпаться…
Нереальный долбоёб.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Феннадий

Friday, September 16, 2005

Опа, цитрамончик за щеку и пытаемся вспомнить…

- Простите, несмотря на то, что у вас есть билет, я не могу пустить вас в самолет, -вежливо улыбается стойка в Домодедово.
- А почему?, -так же вежливо улыбаюсь я.
- В списке есть пассажир Феннадий Авраменко, а вы-Геннадий.
- Девушка, милая,-еще в надежде на странный юмор красотки говорю я,- имени Феннадий не существует, у вас опечатка.
- Раз в компьютере написано, значит существует!
Пока не пришел ее начальник, меня не пустили.

Глоточек кофе, продолжаем…

Досмотр.
Оглядев кофр с аппаратурой и меня уже другая девушка громко спросила:
- Ду ю спик рашен?
- Ес, – говорю, ай, в общем-то ду. И неплохо.
Весело.
Там же…
-У вас вот плеер, достаньте.
- У меня нет плеера. И это не моя сумка.
- Ну как же нет, вот он, плеер!
- Да, это именно плеер, но это не моя сумка!
- Ну как же не ваша сумка, когда вот он-плеер!
Отчаявшись что-либо доказать, собираю свои ботинки, ремни и кофры и грустно бреду по коридору, сопровождаемый криками девушки охране:
- Он плеер не показывает!!!

Водичка холодная лучше, чем кофе.

- Девушка, я не могу жить в номере, в который вы меня поселили.
- Вам не нравится номер?
- Очень нравится. Но там живут.
- Кто?
- Там живет мужчина.
- Ну да, это же двухместный номер.
- Девушка, в двухместном номере как минимум две кровати, а там одна, огромная такая, для новобрачных. И я не готов спать с незнакомым мужчиной на одной кровати.
- Он вам так несимпатичен?
- Отчего же, он весьма милый, но он режиссер, а мои принципы не позволяют спать на одной кровати с режиссером.

Покурить.

- Гена, немедленно вылезай из бассейна, не позорь фестиваль!-это уже Вера Константиновна…
- Гена, зачем ты бросил в бассейн уважаемую Лидию Сергеевну Маслову?!-это Вячеслав Спесивцев, кажется…
Маслова, радостно хрюкая, плещется в бассейне и, кажется, довольна.
Через полчаса мы подыскиваем ей полового партнера женского пола. Маслова, кажется, заинтригована.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Киножёг

Saturday, September 17, 2005

…Пребывая в прекрасном расположении духа и печени, Виктор Иванович Мережко собственноручно вел праздничный концерт. Танцы и песни народов мира глубоко западали в безвольные души умиленных анапчан.
За кулисами нервно ожидал своего выхода народный артист Азербайджана певец Онар Гусейнли. Его новая песня, о том, как много в солнечном Азербайджане нефти и икры, явно должна была стать хитом и утереть, наконец, нос этой зарвавшейся хамке Гвенн Стефани.
Виктор Иванович Мережко нетвердым шагом вышел на сцену. Онар Гусейнли приготовил улыбку и занес ногу для шага под лучи славы.
- А сейчас выступит народный артист Азербайджана…- Виктор Иванович сделал многозначительную паузу.
- Анал Гусейнли!
По рядам зрителей пробежала волна радости.
Мережко прислушался к ощущениям и гордо повторил:
- Анал Гусейнли, встречайте!
Понурый Онар, отдавая себе отчет, что по крайней мере на ближайшие несколько дней кличка у него есть, исполнил песнь про нефть. Больше его никто на фестивале не видел…

День вчерашний прошел в похмельном тумане. В час дня мы нежно разминались водочкой на пляже, я вспоминал, где умудрился разбить коленку и потерять трусы. Трусы обнаружились у Работинского-ответственный мальчик забрал их с бассейна. Как была разбита коленка вспомнить никому не удалось.

Два мальчугана, уверенной твердой походкой врываются на презентацию проекта “Синие носы”. В руках у них растяжка “Русская лоза”. Овации.

Увидели, наконец, женщину мечты Масловой. Красивая. Прискорбно, но кажется, Масловой не дадут. Хотя, учитывая, что девушка-режиссер, может и дадут.

Вечером Маслову будем стричь. Она требует выстричь ей на затылке слово “хуй”, будем стараться.

Устраиваем ежегодный анапский флэш-моб. Повесили везде объявления:
Друзья!
Впервые на “Киношоке”! Ксения Собчак с семинаром “Как достичь успеха”
Народ уже ведется. Скоро новость достигнет штаба и нас, наконец-то, выгонят!
Намазал коленку зеленкой. Жжет.

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Киножёг-2

Sunday, September 18, 2005

- Вставай, тварь!
Ни хрена себе, проснуться от таких нежностей… Я осторожно огляделся-в номере никого. А-а-а, это опять чувство долга, значит. Подняло фотки посылать.

Усилием воли вчера удалось-таки сделать первые фотографии на фестивале.

Флэш-моб с Ксюшей Собчак развивается. Артистка Вера Константиновна с визгом срывала вчера объявления и разгоняла толпу отдыхающих, жаждущих тела дочурки Люды Нарусовой. Четыре человека сказали мне, что лично видели, как Ксю въезжала на парковку на серебристом Хаммере.
- Лох ты, – говорят, – Авраменко.- Её все уже сфоткали, кроме тебя.
Ахуеть, дайте две.

Артистка Голубкина подарила Антону коня. Антон мучится похмельем и думает теперь, што ему с этим конем делать и вообще, на хрена козе баян. Надеется, что Маша одумается.

Народная артистка Удмуртии Лидия Сергеевна Маслова вчера была обнаружена мной подло спящей на кровати. Вручив ей проебанные очки и соль морскую ушел, дабы не смущать юную деву. Сегодня выяснилось, что она и купальник проебала. Будем искать.

Пел вчера в автобусе песни громкие. По-моему с артисткой Шевчук. Стыдно.

Днем взяли трусливые сто граммов, кончилось все тем, что уже к шести водки в рюмочной не осталось вообще. Артист Андрей Битов пьет не закусывая и обещает снова обыграть меня на бильярде. А еще у него очень хищные ногти, потому что он инопланетянин. У них у всех ногти странные.

Не могу, пойду спать. Сегодня же выходной, вроде…

Оригинал здесь

Запись опубликована .Вы можете оставить комментарии здесь или тут